Как поведенческие факторы определяют функционал сайта?

юзабилити
психология
сайты

(Андрей Белов) #1

Как опираться на определенные исследования в психологии, вносить на сайт те или иные функции. В частности этот вопрос появился из следующего вопроса:

Почему в сообществах начинается ухудшаться качество, и что для этого надо делать разработчикам? Почему распадаются сообщества, почему люди делятся на группы и т.д.

Дополнение от Evg:
мы предоставим несколько материал, исследований, рассуждений, а далее поговорим на эти темы.


Каковы различия между чатами и форумами?
Какие лучшие диаграммы Венна?
Какие "диагнозы" бывают у сообществ?
(Petrenko) #2

Хочу представить следующий материал:
Как в сообществе, обратная связь, влияет на пользовательское поведение (6 May 2014)
Авторы: Justin Cheng, Cristian Danescu-Niculescu-Mizil, Jure Leskovec


Системы социальных сетей полагаются на отзывы пользователей и рейтинговые механизмы для персонализации, ранжирования и фильтрации контента. Однако, когда пользователи оценивают контент, предоставляемый другими пользователями, эти оценки создают сложные эффекты социальной обратной связи.

В этой статье исследуется, как рейтинги по части контента влияют на будущее поведение его автора. Изучая четыре больших сообщества новостей, основанных на комментариях, мы обнаруживаем, что отрицательная обратная связь приводит к значительным поведенческим изменениям, наносящим ущерб сообществу.

Мало того, что авторы негативно оцениваемого контента вносят больший вклад, но и их будущие поведение имеют более низкое качество и воспринимаются сообществом как таковым. Более того, эти авторы с большей вероятностью впоследствии оценивают своих коллег отрицательно, пропуская эти эффекты через сообщество.

Напротив, положительная обратная связь не несет схожих эффектов, и ни поощряет авторов не писать больше. Интересно, что авторы, которые не получают никакой обратной связи, скорее всего, покинут сообщество.

Т.е. выгодная стратегия, это только поощрение пользователей (но не деньгами! Об этом есть отдельное исследование, связанное с интересной связью: деньги- качество). Вот почему, нужна кнопка, только: Мне нравится. Или введение (как в FB) эмоций, которые воспринимаются менее личностно.

Comments: ICWSM 2014
Subjects: Social and Information Networks; Physics and Society (physics.soc-ph); Machine Learning.
ACM classes: H.2.8
Cite as: arXiv:1405.1429


(Евгений) #3

Интернет-сообщество: почему сообщества распадаются, или почему сообщества теряют качества?
Автор: Robb Seaton

РАСПАД СООБЩЕСТВА ВО ВРЕМЕНИ

Существует веб-сайт, посвященный документированию ужасных комментариев YouTube. «Цель этого сайта - документировать и сохранять самые ужасных комментарии с YouTube, чтобы люди через сто лет могли оглянуться назад и утешить себя тем, что авторы этих глупых комментариев уже умерли. «Чувак, управляющий сайтом, даже публикует анализ того, почему каждый комментарий ужасен. Он делает огромную работу. (дословный текст автора без редакции)

Качество комментарий у YouTube настолько ужасно, что есть даже раздел в Википедии, документирующий его.

Можно рассмотрим и Reddit в качестве примера. Большинство Redditors согласны с тем, что некоторые категории по умолчанию ужасны r/funny, r/atheism и r/policy являются худшими. Что общего у них? Они имеют огромное количество подписчиков (десяток миллионов).

почему сообщества распадаются

Это говорит о том, что чем больше онлайн-сообщество, тем хуже оно (по качеству).

ПРОБЛЕМЫ С БОЛЬШИМИ СООБЩЕСТВАМИ

Почему интернет-сообщества ухудшаются по мере их роста? Что происходит?

Рассмотрим летучую мышь (ту, которая питается кровью). Ночью они из своей пещеры вместе с тысячами других летучих мышей отправляется на охоту.

Летучая мышь должна кормиться каждые две ночи, но не всегда удается найти жертву. Вместо этого они часто полагаются на благотворительность других летучих мышей, которые “деляться” кровью, (местом жертвы) после успешной охоты.

Как оказалось, летучие мыши довольно хороший пример взаимодействий (данный пример используется в психологии). Цикл охотничьего обмена подобен Prisoner’s dilemma.

1212

Если все делятся, мы все в порядке, а если все будут эгоистичны, то все будут голодать. Чтобы обеспечить сотрудничество, летучие мыши внедряют стратегию tit-for-tat - если вы поделитесь со мной, я поделюсь с вами в следующий раз.

Такая стратегия ломается, когда решение «tit-for-tat» не повторяется. Это возможно, когда какая-то мышь будет более эгоистична. Пусть все делятся, а я не буду. Вот здорово, я делать ни чего не буду, а мне достанется! Но другие чувствуют такое поведение и решают обезопасить себя: мы должны взаимодействовать только с такими летучими мышами, которых мы знаем лично.

Онлайн-сообщества - это как летучие мыши-вампиры, которые используют кровь. Я хорош для своих друзей, для людей, которых я знаю, потому что я ожидаю увидеть их снова. Ты мне нравишься, поэтому я буду с тобой добрым, и, может быть, ты чем то мне ответишь. «Надо сотрудничать!».

Я не так хорошо знаком с незнакомцами, и с теми, кого не знаю. Это состояние человека. Те, кто утверждает, что относятся ко всем существам одинаково, наивны, как ребенок, который пытается поймать радугу и носить ее как пальто. Или они просветлены, но этот вариант я не рассматриваю.

Нет оснований доверять людям, с которыми вы больше не будете взаимодействовать в будущем. Нет никаких стимулов, чтобы не портиться. Если взаимодействия стали значительно менее приятными, то очевидно, что все закончилось - мне не придется иметь дел с этим человеком в будущем, так зачем беспокоиться о нем?

Это то, что происходит в крупных интернет-сообществах. Вероятность того, что я буду взаимодействовать с любым пользователем, когда-либо снова на сайте, например YouTube, стремится к нулю. У меня нет реального стимула быть вежливым по отношению к нему. Даже если моя репутация становится поврежденной - кто станет свидетелем этого?

В меньшем сообществе обратная сторона относится к структуре стимулов. Я буду иметь дело с этим человеком снова в будущем, и вероятно, все увидят, что я делаю, как я близок, как я получу полномочия… Таким образом, я должен действовать доброжелательно и прилагать усилия.

Эта доброта и усилие, часто даже не осознаются. Большая часть этого происходит на уровне подсознания.

Таким образом:

  • Сообщества распадаются по мере роста.
  • Развитие доверия и доброты между двумя людьми зависит от вероятности того, как они будут взаимодействовать в будущем.
  • Когда общины растут до определенного размера, люди больше не ожидают взаимодействия в будущем и, следовательно, с большей вероятностью будут дефекты - мелкие, средние, агрессивные и т.д.

Перевел, с ошибками, урезал… с pdf файла, как смог. Думаю, для общего ознакомления - надо. Главное тут смысл. Т.е. передать все, сотни страниц текста - сложно. В первом файле 10 страниц в качестве примера

Это общие поведенческие реакции маленькой группы, большой группы, большого сообщества. Необходимо понимать это, дабы двигаться дальше.

То что мы узнали, не плачевная ситуация, а данность. И большое сообщество и маленькое сообщество обречены на потерю качества и распад. Если, не предпринять некоторых мер в рамках сообщества.

Интересно, как описывают одно слово: эгоизм :grinning: И что если все будут эгоистичны, то это конец. Но выход: дай на дай - не выход. Он временный, т.е. формирования круга… своих… наших… не решит проблему. Аналогично не выход материально поощрения: он убыточный и от этого страдает качество и т.д. (если не обманывать пользователей, платя им копейки), но об этом позже.


(Евгений) #6

Сообщество против социальной сети (перевод)

Майкл Ву
Майкл Ву
Доктор философии. является лидирующим научным сотрудником аналитики, вникающим в сложную динамику социального взаимодействия и онлайн-сообществ.


С 2008 года «социальные сети» стали широко используемым словом в корпоративном мире. Вопрос в том, «что такое социальные медиа?» Многие, кажется, приравнивают социальные медиа к Facebook- любимым сайтам социальных сетей; Другие, похоже, думают, что это блоги, семейство Twitter для приложений для микро-блогов, Flickr, YouTube или подобных приложений для совместного использования контента Web 2.0. Тем не менее, ответы на этот вопрос могут варьироваться от сайтов социального сотрудничества (например, Wikipedia , Delicious или Digg) до онлайн-сообществ (например, мы принимаем это для наших корпоративных клиентов или Yahoo! ответов ).

Ну, они все в какой-то мере правильны, и это функциональные классификации социальных сетей. Автор и блоггер Брайан Солис представил новую классификацию социальных сетей, основанную на типах разговора. Он назвал это призмой . Однако, если вы хотите понять социальные сети из реляционной и социальной антропологической перспективы, вы обнаружите, что на самом деле существуют только два основных типа социальных сетей:

1. Социальные сети
2. Интернет-сообщества

Оба являются очень устоявшимися и надежными социальными структурами, которые пережили испытание временем. Люди, естественно, склонны тяготеть и желать такого взаимодействия.

Для этой начальной публикации я надеюсь предложить вам перспективу, которая позволит вам увидеть некоторые основные отличительные черты между этими двумя типами социальных сетей. Позже я покажу вам, что мы можем узнать о них из исследований социальной антропологии.

У каждого своя социальная сеть (онлайн или оффлайн). У всех есть друзья, семьи и люди, с которыми они знакомы. Интернет-сайт социальной сети просто делает наши социальные сети видимыми для других, которые не находятся в нашей непосредственной сети.

Таким образом, единственной важной особенностью, которая отличает социальную сеть от сообщества, является то, как люди держатся вместе на этих сайтах.

социальная сеть и сообщество

В социальной сети люди сочетаются с заранее установленными межличностными отношениями, такими как родство, дружба, одноклассники, коллеги, деловые партнеры и т.д. Соединения строятся по одному (т.е. Вы напрямую подключаетесь к другому пользователю). Основная причина, по которой люди присоединяются к сайту социальной сети, - это поддерживать старые отношения и создавать новые для расширения своей сети. С учетом этих знаний должно быть очевидно, почему Facebook , MySpace и LinkedIn являются социальными сетями, а не сообществами.

Одна интересная особенность в социальных сетях заключается в том, что они чрезвычайно уникальны. На самом деле очень сложно подделать профиль Facebook или LinkedIn, потому что ваши друзья (или кто вы подключаетесь) будут вместе идентифицировать вас. Более того, поскольку люди обычно не разделяют свою жизнь (если вы не являетесь секретным агентом для ЦРУ или некоторых секретных правительственных учреждений), у людей обычно есть только одна социальная сеть. Даже для агентов ЦРУ можно утверждать, что у них есть только одна социальная сеть. )

В отличие от социальных сетей, сообщества (как онлайн, так и оффлайн) более интересны с социальной антропологической точки зрения, потому что они часто состоят из людей из всех слоев общества, которые, похоже, вообще не имеют изначальных отношений. Однако, как мы узнали из истории, сообщества - это очень надежные социальные структуры. Итак, что объединяет эти сообщества?

Общины держатся вместе в общих интересах. Это может быть хобби, то, что члены сообщества увлечены, общая цель, общий проект или просто предпочтение подобному образу жизни, географическому положению или профессии. Ясно, что люди присоединяются к сообществу, потому что они заботятся об этом общем интересе, который склеивает членов сообщества вместе. Некоторые остались, потому что они почувствовали желание внести свой вклад в дело; Другие приходят, потому что они могут извлечь выгоду из участия в сообществе.

Из-за многогранного образа жизни современной жизни любой человек часто является частью многих разных сообществ. Более того, сообщества могут пересекаться и часто вложены . Например, географическое сообщество, например, город, может содержать суб-общины, проживающие в разных частях города, которые связаны более тонкой географической детализацией. Но в то же время один и тот же город может содержать несколько разных этнических общин, которые связаны этнической принадлежностью.

Теперь вы видите, почему Yelp, Wikipedia, YouTube, Flickr, Digg, блогосфера и т.д. - это просто сообщества? Yelp - сообщество, изначально, энтузиастов пищи; где, как члены сообщества Википедии, увлечены проблемой интернет-энциклопедии. YouTube и Flickr - это вложенные сообщества энтузиастов видео и фотографии соответственно, и они могут принадлежать другим суб-сообществам сообщества YouTube и/или Flickr. Эти суб-сообщества могут просто быть вашими друзьями и родственниками, или люди заинтересованы в фотографии с высоким динамическим диапазоном (с 61 000 участников) или видеороликами со временем.

Оригинал: Community vs. Social Network (англ.)

Дополнение.
Все это необходимо знать, чтобы не путать сообщества и социальные сети. Т.к. на уровне программирования возникает желания:

  • А не добавить сюда возможность дарить подарки?
  • Как сделать взаимоотношения между людьми более тесными?

Мы будем далее (не давая характеристик Toxu) разбирать, как влияют “более тесные отношения” на развития сообщества или социальной сети. Это важно, т.к. это непосредственных функционал сообществ или формирование социальной сети (что должно тут быть, а что нет).


(Официальный аккаунт) #7

Группа - сама себе злейший враг (перевод)

Опубликован 1 июля 2003 года в списке рассылки «Сети, экономика и культура».
Это слегка отредактированная версия основного материала, который я дал на Social Software на конференции O’Reilly Emerging Technology в Санта-Кларе 24 апреля 2003 г.

Читать далее доклад Clay Shirky

Всем доброе утро. Я сегодня хочу поговорить о социальном программном обеспечении с сюрпризом. О явлении, которое я снова и снова наблюдаю в социальном ПО для больших и стабильных групп. Оно описано в заголовке настоящего доклада: “Группа - Сама Себе Злейший Враг”.

В частности, я хочу поговорить о ключевой, на мой взгляд, проблеме разработки крупномасштабного социального ПО. С вашего позволения, я дам определение социального ПО, поскольку термин этот пока еще весьма аморфен. Мое определение довольно простое: это программное обеспечение, которое поддерживает взаимодействие группы. Простое определение, но я хочу подчеркнуть, как радикальна эта модель. Интернет поддерживает все многообразие коммуникаций: главным образом, двусторонние “точка - точка”, исходящие “один - множеству” и “множество - множеству”.

До Интернета у нас имелось немало моделей двухточечных двусторонних коммуникаций. Телефон и телеграф, например. С посредничеством технологий при таком общении мы уже сталкивались. До Интернета у нас имелось множество схем исходящих "один - множеству ". Я мог транслировать что-нибудь по радио или по телевидению. Газету издавать. Печатный станок был. И хотя Интернет все эти схемы совершенствует, все-таки мы не впервые с ними сталкиваемся.

Самая современная доинтернетная технология, реально влиявшая на то, как люди вместе общаются, называлась стол. Отсутствовала технология - посредник для разговоров группы. Максимальное приближение - конференц-связь, которая на деле никогда толком не работала: “Алло? Мне вот эту кнопку нажимать? Ох ты ж, бляха-муха, я отключился”. Устроить звонок по конференц-связи трудно, гораздо легче написать пяти друзьям и спросить: “Эй, мы где сегодня пиццу едим?” Поэтому до смешного простое формирование групп - и в самом деле событие.

Социальное программное обеспечение существует максимум лет сорок, начиная с BBS-системы Plato, а широкодоступно - всего лет десять. И мы только теперь понимаем, как оно работает. И до сих пор учимся его делать.

Так вот, мое определение по многим причинам фундаментально неудовлетворительно: в нем не указывается конкретный тип технологий. Скажем, электронная почта явно поддерживает взаимодействие группы, но также и трансляцию. К примеру, я спамер, - я шлю письма миллиону людей, но они друг с другом не разговаривают, да и я с ними беседовать не намерен: спам - почта, однако не социален. Я посылаю письмо тебе, ты мне отвечаешь, и у нас получается двухточечный двусторонний диалог, однако он не порождает групповую динамику.

Значит, электронная почта не обязательно поддерживает социальную, групповую схему - хотя может. То же самое с веблогами. К примеру, я Гленн Рейнолдc, я что-нибудь публикую, отключив комментарии, и получается обычная трансляция. Что интересно, я-то это делаю как отдельный человек, но схема больше похожа на MSNBC, чем на разговор. С другой стороны, группа в полдюжины юзеров LiveJournal треплется друг с другом за жизнь, - и тогда получается социальная схема. Еще раз: веблоги не обязательно социальны, хотя умеют поддерживать социальную схему.

Тем не менее, мне кажется, мое определение верно, потому что в нем подчеркивается фундаментально социальная природа явления. Группа - явление динамическое. Нельзя предугадать, что она сделает, поэтому невозможно встроить в ПО все возможные сценарии.

Существует масса литературы, где говорится: “Мы создали такое-то ПО, пришла группа, его использовала и проявила поведение, которое нас так невероятно поразило, что мы решили его записать”. Все снова, снова и снова. (Я слышу, Стюарт [Брэнд, из WELL] смеется.) WELL - одно из тех мест, где этот феномен наблюдается регулярно.

Мой доклад состоит из трех частей. Лучшее объяснение тому, что происходит при взаимодействии группы людей, я нашел в доинтернетном психологическом исследовании. Поэтому в первой части, к которой я скоро перейду, речь пойдет о работе У. Р. Байона, которая, на мой взгляд, объясняет, каким образом и почему группа сама себе злейший враг.

Вторая часть называется “почему сейчас?” - Что такого теперь происходит, отчего имеет смысл задуматься? Мне кажется, мы наблюдаем революцию в области социального ПО, и это по-настоящему интересно.

И в третьей части я хочу указать некоторые вещи - полдюжины примерно, - которые, на мой взгляд, существенны для любого ПО, которое поддерживает большие стабильные группы.

Часть первая: как это - группа сама себе злейший враг?

Итак, часть первая. Лучшее объяснение тому, как возникает это явление, я нашел в книге У.Р.Байона “Групповой опыт”, написанной в середине прошлого столетия.
Байон был психологом, вел терапию с группами невротиков. (Пусть читатель самостоятельно проводит параллели с Интернетом.) И Байон обнаружил, что его подопечные невротики как группа скрытно противодействовали терапии.

Явного сговора или координации усилий не было. Однако Байон видел: едва он пытается сделать что-то полезное, группа каким-то образом его усилия подавляет. Он прямо с ума сходил - не в буквальном смысле, - пытаясь понять, как же оценивать эту ситуацию: действуют индивидуумы сами по себе или как организованная группа?

Ни к какому ответу он так и не пришел, так что предположил, что неразрешимость проблемы и есть ответ. На вопрос “считать ли группу людей множеством индивидуумов или сплоченной группой?” он отвечал “группа безнадежно двойственна”.

Он писал, что люди решительно индивидуальны и решительно социальны. Каждый из нас наделен рациональным, ответственным за решения разумом, который оценивает происходящее, делает выводы, а затем действует. И все мы инстинктивно способны на эмоциональную связь с группами людей, находящуюся за пределами индивидуального интеллекта.

На самом деле, Байон настолько уверовал в правильность своего ответа, что на обложку книги поместил куб Неккера - такой куб, который можно видеть поочередно под двумя углами, но под обоими сразу - никогда. В общем, группы можно понимать как совокупность индивидуумов, и как опыт эмоциональных групповых связей.

Легко понять, как в формальных группах, в группах с ярлыками и названиями (“я член такой-то гильдии большой многопользовательской онлайновой ролевой игры”), формируется групповая общность. Однако Байон постулировал, что эффект такого единства гораздо глубже и проявляется гораздо быстрее, чем можно предположить. Я проиллюстрирую этот тезис историей, и для этого приведу пример из вашей жизни. Даже если мы с вами не знакомы, я знаю, такое и с вами случалось.

Вы на вечеринке, и вам скучно. Вы думаете: “Мне все это не нравится. Зря я сюда пошел. Надо пойти домой и завалиться спать. Те, с кем я хотел пообщаться, не пришли”. Ну, вы поняли. Вечеринка не дотягивает до некой планки. И тут случается совершенно замечательная вещь. Вы не уходите. Вы принимаете решение: “Мне все это не нравится”. В книжном магазине вы после этого говорите: “С меня хватит”, - и выходите на улицу. В кофейне вы говорите: “Тут скучно”, - и выходите. Вы сидите на вечеринке, решаете: “Мне все это не нравится. Я тут быть не хочу”. - И не уходите. Вот о такой социальной негибкости и пишет Байон.

А потом случается еще одна замечательная вещь. Через двадцать минут кто-нибудь встает и надевает пальто. И что дальше? Все вдруг расхватывают пальто, все одновременно. То есть все решили, что вечеринка их не устраивает, и никто ничего в этой связи не предпринял, пока что-то не подтолкнуло, и тогда-то все сразу решили, что пора и честь знать.

Эффект так стабилен, что иногда называется парадоксом групп. Не бывает группы без членов группы - это очевидно. Менее очевидно, что не бывает членов группы без группы. Потому что члены чего они в таком случае?

Имеет место сложный момент образования группы: некое количество индивидуумов по какой-нибудь причине как бы решают, что происходит нечто стоящее. То есть говорят себе: это хорошо, и это нужно защищать. И в это мгновение, пускай подсознательно, включаются групповые эффекты. Которые мы наблюдаем в онлайновых сообществах снова и снова.

Байон сделал вывод, что группа невротиков защищалась от его попыток заставить ее делать то, что она должна делать. Люди собрались, чтобы вылечиться - группа ведь занималась терапией, лечилась. Но этому самому лечению сопротивлялась. И Байон отмечал вполне конкретные модели сопротивления очевидной цели образования группы. Он описал три.

Первая - сексуальные разговоры, как он их назвал в работе середины прошлого века “Группа встретилась, чтобы спариваться”. То есть группа рассматривает свою задачу как основу для флирта, вульгарностей или эмоций в парах.

Вы приходите на IRC, видите список каналов. Ну, думаете, я знаю, что это за группа, вот название канала. Вы заходите туда и почти непременно обнаруживаете, что там присутствуют и сексуальные разговоры. Не обязательно откровенные. Однако, по Байону, в человеческих беседах они присутствуют всегда. Это одна из базовых моделей, к которым обращается группа, отвлекаясь от сложных задач на более базовые цели.

Вторая описанная Байоном модель - идентификация и атака на внешнего врага. Модель весьма распространенная. Ее наблюдал каждый, кто в середине девяностых сталкивался с движением открытых исходников. Если важен Linux для десктопов - вперед, работы полно. Однако всегда можно обсудить Microsoft и Билла Гейтса. И у всех из ушей аж кровь пошла, так все взбеленились. Хочешь улучшить продукт - пожалуйста, вот список задач. У нас ведь открытые исходники, так? Возьми и сделай. “Нет-нет, Microsoft и Билл Гейтс ррррррр┘” - и опять сплошная болтовня. Ничто не оживляет группу лучше внешнего врага. А если кто-нибудь на самом деле вам не враг, объявляешь его врагом - и наслаждаешься сплоченностью группы. Группы нередко тяготеют к своим членам-параноикам, лидерами их объявляют, поскольку эти люди великолепно находят внешнего врага.

Третья модель по Байону - религиозный культ. Назначение и почитание религиозного идола или системы догматов. По сути религиозная модель означает: мы избрали нечто выше критики. В Интернете такое встречается на каждом углу. Сходите на Толкиеновский форум или в ньюс-группу, попробуйте сказать: “Знаете, “Две башни” как-то слегка занудны. Ну то есть - очень длииииииинные. Зря он столько лес описывает, там же всю дорогу один и тот же лес”. Попробуйте. Там на первой странице написано: “Здесь обсуждаются работы Толкиена”. Вот попробуйте войти и таким образом их обсудить.

Может быть, где-то вам ответят, например: “Да, но так задумано, это необходимо, чтобы передать ощущение апатии”. Но в большинстве мест вас просто распнут - вы коснулись религиозного текста.

Эти модели проявляются и в Интернете, - не из-за ПО, а из-за того, что Интернет используют люди. Байон распознал, что группа способна завалить сложные задачи базовыми моделями поведения. И в итоге, проанализировав эти конфликты, пришел к выводу, что группе необходимо структурирование. Необходимы конституции. Регламент. Нормы, ритуалы, законы. Из целого списка методов - из всей бесконечности возможных способов поведения, - мы приемлемые обводим кружочками.

Байон писал, что структура необходима группе для защиты от самой себя. Групповая структура требуется, чтобы группа не теряла цели, пути, смысла, правил, чего угодно. Чтобы не отвлекалась от сложных задач. Структура защищает группу от действий ее членов.

В семидесятых, - модель повторяется в Сети снова и снова, - так вот, в семидесятых возникла BBS “Communitree”, одна из первых телефонных BBS. У людей тогда компьютеров не было - компьютеры были у организаций. Communitree основывалась на принципах открытого доступа и свободного диалога. Communitree, имя - воплощенная Калифорния Семидесятых. Идея была такая: уничтожь структуру, и на ее месте расцветут новые прекрасные модели.

В самом деле - как знает любой, кто ставил дискуссионное ПО в прежде разъединенных группах, - именно так обычно и происходит. Невероятные происходят вещи. Зарождение эхоконференций, Usenet, “Среды обитания” Lucasfilms, мы снова и снова наблюдаем поразительный наплыв людей, которые вдруг объединены, как никогда раньше не были.

А потом, с течением времени, возникают проблемы. В данном случае, проблема возникла потому, что одна организация, располагавшая каким-то количеством модемов, была средней школой. А кто, кроме учеников этой самой школы, в 1978 году тусовался в комнате с компьютерами и модемами? Пацанов не слишком интересовали умные взрослые разговоры. Их интересовал сортирный юмор. Вульгарный треп. Сходить с ума и всю BBS завесить матерщиной и “ля-ля-ля”.

Взрослые, открывшие Communitree, были в ужасе. Школьники совсем их вытеснили. Система, основанная на открытом доступе, оказалось слишком открыто доступной, чересчур открытой. Создатели не могли защититься от собственных пользователей. Система, основанная на свободе слова, оказалась слишком свободной. Они не могли сказать: “Нет, мы имели в виду не такую свободу слова”. - Хотя как раз это и требовалось. Чтобы спастись от вытеснения, создателям требовалось именно такая возможность, а ее-то у них и не было. В результате Communitree просто закрылась.

Возникает вопрос: эта неспособность основателей BBS защититься от вытеснения - проблема техническая или социальная? Разве ПО не позволяло решить проблему? Или дело в социальной конфигурации группы основателей, которые не переваривали идею цензуры во имя защиты системы? С какой-то точки зрения это неважно, поскольку технические и социальные аспекты тесно переплетены, и совсем разделить их невозможно.

Важно однако, что группа создала систему, а потом в созданном контексте - отчасти техническом, отчасти социальном, - оказалась неспособна спасти ее от атаки изнутри. Атака изнутри - тоже важна. Communitree закрыли не люди, ломавшие или флудившие сервер. Ее закрыли те, кто имел доступ, публиковал сообщения, - для чего система и предназначалась. На машинном уровне нормальный доступ и атака идентичны, поэтому технологически невозможно определить, что должно происходить, а чего происходить не должно. Одни пользователи хотели, чтобы система существовала и предоставляла пространство для дискуссий. А другие, школьники, либо на это плевали, либо активно сопротивлялись. И система не давала первой группе методов обороны от второй.

Об этой истории много писали. Так много, что даже неприятно. Все надеешься, что в какой-то момент кто-нибудь как напишет - и пишут, да только люди-то в итоге не читают.

Самое снисходительное описание этой нередкой модели - “учеба на опыте”. Но учеба на опыте - худший метод учебы. Учеба на опыте - это из области памяти. Не очень хорошо. Лучше всего учиться, когда кто-то что-то выяснил и тебе сказал: “В болото не ходи. Там крокодилы”. Учеба на опыте с крокодилами ужасна - по сравнению с чтением, например. Увы, в данной области по книжкам особо не учились. И потому уроки “Среды обитания” Lucasfilms Games в 1990 году, практически дублировали рассказ Роуз Стоун о Communitree 1978-го.

Модель повторяется снова и снова. Кто-то строит систему, подразумевая определенное поведение ее пользователей. Приходят пользователи и ведут себя совсем иначе. И, к своему ужасу, создатели системы понимают, что технологические и социальные аспекты практически друг от друга не отделимы.

Существует прекрасный документ под названием “LambdaMOO меняет направление” - про мастеров LambdaMOO, эксперимента Павла Кeртиса из Xerox PARC в сфере многопользовательских игр. В один прекрасный день мастера LambdaMOO объявили: “Мы систему запустили, и она работает - с кучей занимательных социальных эффектов. Поэтому мастера отныне занимаются только технологическими вопросами. В социальные мы не вмешиваемся”.

И затем, года через полтора - не помню точно, сколько прошло времени, - они вернулись. Вернулись мастера, злые как черти. И говорят: “Судя по вашему нытью, дорогие пользователи, мы не можем поступить, как собирались. Не можем отделить технологические аспекты виртуального мира от социальных. Так что мы вернулись, берем назад свой указ и намерены поддерживать систему. Мы себя, в общем, назначаем правительством, потому что правительство тут не помешает, а без нас у вас тут все разваливалось”.

Люди, работающие над социальным ПО, по духу ближе к политологам и экономистам, нежели к создателям компиляторов. Вроде бы и то, и другое программирование, но если одним из динамических факторов в работе выступает группа людей, то практики совершенно различны. В сфере политики такие неприятности называются конституционными кризисами. Они случаются, когда противоречия между индивидуумом и группой, между правами и обязанностями индивидуумов и групп, настолько серьезны, что надо уже что-то делать.

Хуже всего первый кризис: не просто “нам требуются какие-то правила”, но к тому же “нам требуются какие-то правила для выработки каких-то правил”. Вот это упорно и повторяется в больших и стабильных социальных программных системах. Конституции - необходимый компонент больших, долгоживущих, гетерогенных групп.

Джефф Коэн сделал прекрасное наблюдение. Он сказал: “Вероятность того, что любая немодерируемая группа в итоге ввяжется во флейм не на жизнь, а на смерть касательно вопроса о необходимости модератора, со временем достигает ста процентов”. Как только группа осознает себя как группу, свыкается с мыслью, что группа как таковая - важна и прекрасна, - очень, очень велики шансы, что члены группы будут стремиться к дополнительной структуре с целью защитить себя от себя.

Часть вторая: Почему сейчас?

Если все, о чем я рассказываю, так часто случалось раньше, случается теперь, документировано, и еще до Интернета была психологическая литература по теме, - что такого происходит сейчас, почему вдруг это стало важно?

Точно сказать не могу, но, судя по всему, в области социального ПО сейчас происходит революция. Поразительно, сколько народу теперь пишет инструментарий для поддержки или совершенствования группового сотрудничества или коммуникаций.

За шесть-восемь лет веб всех нас превратил в мегаломаньяков. Слабо связанный, неструктурированный, он рос, как сумасшедший, и в результате все свелось к одному вопросу: докуда можно расти? “Сколько пользователей у Yahoo? Сколько клиентов у Amazon? Сколько читателей у MSNBC?” - А в ответ слышишь: “Целая куча!” Но целая куча возможна, если не требовать от MSNBC общаться с читателями, а от читателей - общаться друг с другом.

Оголтелое стремление к размеру и росту плохо тем, что в больших масштабах невозможно поддерживать плотную, взаимосвязанную среду, стимулирующую беседу и сотрудничество группы. В малых масштабах - другое дело; небольшие группы людей способны к взаимодействию, какого большие не умеют. Так что мы прохлопали любопытные малые группы. Больше десятка, меньше нескольких сотен, где люди по-настоящему способны поддерживать разговор, невозможный, когда речь идет о десятках тысяч или миллионах пользователей - во всяком случае, как единой группе.

Давно существуют списки рассылки и BBS, сравнительно недавно появились интернет-пейджеры, масса разных моделей общения. И теперь вдруг - все эти вещи. Веблоги, Wiki, и особенно - платформы. RSS. Общие флэш-объекты. Методы быстро создавать нечто поверх существующей инфраструктуры - и тут же испробовать новое.

Разговариваю со Стюартом Баттерфилдом о чате, который они тестируют. Спрашиваю: “Ну, как идет?” А он отвечает: “Мы его придумали две недели назад. Вот, запускаем”. - Если можно перейти от “oй, у меня идея” к “давайте запустим эту приладу перед несколькими сотнями серьезных гиков и поглядим, как будет работать”, - значит, существует платформа на которой можно быстро создавать какие-то интересные вещи. Конечно, что-то подобное можно было сделать и два года назад. Только стоило бы это гораздо дороже. А когда цены падают, случается масса интересного.

Поэтому первый ответ на “Почему сейчас?” - будет “Потому что пора”. Не могу сказать, почему столько времени понадобилось для появления веблогов, но уж точно не из-за технологических проблем. Каждая крупица необходимой для веблогов технологии была у нас уже в тот день, когда Mosaic запустила первый браузер, обрабатывающий формы. Каждая крупица была! Но мы получили Geocities. Почему Geocities, а не веблоги? Мы не знали, что творим. Geocities оказались неудачной идеей, веблоги, как выяснилось, - прекрасной. Понадобилось много времени, чтобы понять: людям полезно друг с другом разговаривать, а не просто грузить плохо отсканированные фотки своих кошек.

Модель веблогов возникла примерно в 1996 году - появился Драдж. Платформы появились в 1998-м. Реально все началось в 2000-м. В прошлом году уже все осознали: господи боже, эта штука станет мейнстримом и все изменит.

Для меня головокружительный миг настал, когда Фил Гифорд открыл веблог Пеписа - дневники Сэмюэла Пеписа 1660 года в форме веблога. Kаждый день - запись из дневника. Тогда-то я и понял: Фил утверждает - и теперь я в этом тоже уверен, - что веблоги проживут еще минимум десять лет. Потому что именно столько Пепис вел дневник. Момент проекции в будущее: эту инфраструктуру отныне можно воспринимать как данность.

Почему между браузером, обрабатывающим формы, и дневниками Пеписа случился восьмилетний зазор? Я не знаю. Людям понадобилось время, чтобы с этими идеями свыкнуться.

Итак, прежде всего, это революция отчасти потому, что это революция. Мы усвоили идеи и теперь с ними работаем. Во-вторых, сейчас люди создают веб-автохтонов.

В середине девяностых социальное ПО на вебе по большей части выглядело так: Это Дредноут “Гигантский Лотос”, теперь - с новым облегченным веб-интерфейсом!" - Совсем не похоже на веб. Сплошная нескладуха какая-то. И плюс - Вот вам парочка пиктограмм, а за кулисы не подглядывать.

Веблог для веба естественен. Он сам - воплощенный веб. Wiki - естественный для веба метод совместного хостинга. Легкий, слабо связанный, легко растет, легко распадается. И не только на поверхности - ах, можно все делать в формах. Он базируется на http. На разметке. RSS - естественный для веба метод синдицирования. Берем весь этот инструментарий и расширяем его, чтобы по-настоящему быстро создавать новое.

В-третьих, по выражению Дэвида Уайнбергера, уже можно переходить к модели Слабо Соединенных Крошечных Фрагментов. Посмотрите, что делает Джои Ито с движением Новой Демократии, даже если вас не интересует новая демократия как таковая. Все началось с одного разговора. Ито говорит: “Я в хандре. Сижу тут в Японии, куча народу в реальном времени друг с другом общаются. Я тоже хочу. Устрою конференц-связь. Но конференц-связь сама по себе кошмарна, так что я еще открою чат”. И на первой встрече Пит Камински, кажется, сказал: “Я тут Wiki открыл, вот URL” - и вывесил в чате URL. Люди давай комментировать. Стали добавлять ссылки; вот списки.
И вдруг возникла беседа сразу по трем каналам: два в реальном времени, один - комментарии. Конференц-связь - ну, вы знаете, как она работает. Либо разговаривают один-два человека, либо все бубнят: “Ой, а можно я┘ нет, но┘” - все вклиниваются и друг друга перебивают.

Конференц-связь координировать очень сложно, потому что люди друг друга не видят, трудно справляться с логикой прерываний. В конференц-связи Джои логика прерываний перетекла в чат. Человек печатает: “Прошу слова”, - а модератор конференц-связи ему в ответ в чате: “Ты выступаешь следующим”. Так что конференц-связь шла на редкость гладко.

Тем временем в чате люди комментируют то, что другие говорят. “Ой, это напоминает работу такого-то”. Или: “Гляньте вот этот URL┘ посмотрите вот этот ISBN”. В конференц-связи надо прочитать URL и проговорить: “Нет-нет-нет, w-w-w-точка-net-слэш┘” В чате получаешь и сразу кликаешь. Можно по конференц-связи или в чате сказать: “Сходите в Wiki, посмотрите то-то”.

Широкополосная конференц-связь, но ничего особенного. Три маленькие программки, чуточку склеенные социальным клеем. Поразительно мощная схема. И сильно отличается от “берем атомную подводную лодку и добавляем к ней веб-интерфейс”.

Наконец, есть еще одна вещь - по-моему, настоящая бомба: всеобщность. Веб растет уже очень, очень давно. Поэтому сначала доступ к вебу есть у некоторых, потом доступ к вебу есть у многих, потом - у большинства. Но сейчас происходит нечто иное. Во многих ситуациях доступ к Сети есть у всех. А “все” - иная сумма, нежели “большинство”. “Все” позволяет принимать что-то как данность.

Далее. Интернет имеется не во всем мире. Даже не во всем развитом мире. Но у некоторых групп - студентов, сотрудников хай-тека, - подключены все, с кем они работают. Все друзья онлайн. Вся семья. И эта всеобщность позволяет все воспринимать как данность. Билл Джой однажды сказал: “У меня такой метод: рассмотреть вроде как удачную идею и допустить, что она реальна”. Мы теперь наблюдаем ПО, которое просто допускает, что все оффлайновые группы независимо ни от чего имеют онлайновую составляющую.

Любая группа, начиная с отряда герл-скаутов и дальше, может иметь онлайновый элемент, простой и легко управляемый. А это уже не старая модель “онлайнового сообщества”. Я это себе представляю как два хула-хупа, старый двуххулахупный мир, где моя реальная жизнь тут, моя онлайновая жизнь там, и они особо не пересекаются. Если два хула-хупа совпали, и все, кто оффлайн, также и онлайн, - хотя бы с моей точки зрения, - возникает новая модель.

Существует и всеобщность другого рода - та, что появилась благодаря беспроводным технологиям. Если всякий раз, когда собирается группа, допустить, что она может одновременно общаться лично и онлайн, можно делать много разного. Я теперь без чата или Wiki совещаний не провожу. Три недели назад я устраивал встречу в Библиотеке Конгресса. У нас был wiki от Socialtext, чтобы фиксировать большие и очень плотные фрагменты технической информации насчет долгосрочного цифрового хранения. Люди, организовавшие встречу, видели Wiki в первый раз, а теперь Библиотека так разговаривает, будто wiki у них всю дорогу был, и собирается использовать его и на следующем совещании. За пару дней wiki превратился из новинки в норму.

Очень быстро стало нормой, что группа может делать вещи типа “Ну, я взял слайды PowerPoint, показал, а потом закинул в Wiki. Можете сами посмотреть”. Wiki стали хранилищами групповой памяти. Это - новое. Подобная всеобщность - все онлайн, и у всех есть пространство для одновременного пребывания онлайн, - может породить новые модели.

Часть третья: Что можно воспринимать как данность?

Если мои выводы верны - во-первых, что группа сама себе злейший враг, во-вторых, что сейчас мы наблюдаем всплеск социального ПО, - что следует делать? Что нам плюс-минус точно известно о создании социального ПО - хотя бы для больших стабильных групп?

Думаю, кое-что известно. Чуть больше десяти лет назад я ушел с работы, потому что меня сильно заинтересовал Usenet. Я думал: вот это будет настоящая бомба. Я даже написал тогда книгу про сетевую культуру: Usenet, WELL, IRC и все прочее. Книга вышла в апреле 1995-го - как раз когда весь этот мир смыло вебом. Но то было мое самое первое увлечение, и я десять лет так или иначе проблему изучал, а последние полтора года - весьма пристально.

Итак, вопрос: “Что требуется для успеха большой стабильной онлайновой группы?”. По-моему, я теперь относительно уверенно могу ответить: “Зависит от многого”. В ближайшее десятилетие я планирую слегка подкрепить этот ответ. Но, во всяком случае, я могу назвать некоторые составляющие этого “многого”. У кальвинистов была доктрина естественной благодати и божественной благодати. Естественная благодать - это когда “чтобы попасть в рай, нужно правильнo себя вести”, а дарованная свыше - это когда “┘и Господь должен тебя миропомазать”. Никогда не знаешь, дарована тебе благодать или нет. Так кальвинисты обруливали тот факт, что в Откровении Иоанна зафиксировано ограничение числа людей, попадающих на небеса.

Социальное ПО - в том же духе. Один и тот же фрагмент кода встречается во множестве конфигураций. Иногда он работает, иногда нет. Поэтому в группах, динамическом опыте, есть нечто сверхъестественное.

Нормальный опыт социального ПО - провал. Если изучить подписку на Yahoo Groups, получаются, разумеется, степенные распределения. Горстка густонаселенных групп, среднее число средненаселенных групп и длиннющая плоская провальная кривая. И в любой категории провал - неизбежно выше 50% от общего числа списков рассылки. Это вам не пирог печь. Невозможно сделать так, чтобы всякий раз получалось.

Однако, мне кажется, есть полдюжины вещей, в целом касающихся любых групп, которые я наблюдал, и всех конституций для ПО, поддерживающего большие стабильные группы. Я бы этот список сократил вдвое. Я бы сказал, если собираешься создавать социальное ПО для больших групп, следует смириться с тремя вещами и рассчитывать на четыре.

Три вещи, с которыми нужно смириться

    1. Первое, с чем нужно смириться: нельзя целиком разделить технические и социальные проблемы. Тут есть две заманчивые модели. Одна такая: технологией занимаемся тут, социальщиной - там. Каждой дискуссионной группе отдельный список рассылки, а то у нас все развалится. Так не выйдет. Яснее всего это заявлено в паре документов “LambdaMOO меняет направление”, и я могу лишь на них сослаться.

В последнее время происходит следующее: на дискуссионном списке рассылки по социальному ПО кто-нибудь говорит: “Я придумал, давайте откроем второй список рассылки для технических задач”. И никто из первого не уходит, потому что никто не может разделить тему на технические и социальные задачи - она не делится.

Другая модель, тоже очень, очень заманчивая, - у всех одно и то же потрясение: “Господи боже, эти программы командуют, что людям делать!” - До некоторой степени так оно и есть. Но социальные аспекты целиком не запрограммируешь. Эти две вещи не разделишь, и в технологию все социальные аспекты не заложишь. Группа все равно заявит о своих правах, и в итоге все равно получится коктейль из социальных и технологических эффектов.

Группа реальна. Она проявляет себя. Ее нельзя игнорировать, нельзя программировать, а значит, проблема не уходит. И лучше всего - по крайней мере, чаще всего удается, - предоставить самой группе ответственность за определение ценностей и их защиту, а не прямо в ПО такие вещи назначать.

    1. Второе, с чем нужно смириться: члены группы - не просто пользователи. Непременно возникнет группа пользователей, которая больше переживает за цельность и успех всей группы, нежели средний пользователь. Это будет ваше групповое ядро, как Арт Клейнер называет “самую важную группу внутри группы”.

Групповое ядро Communitree не выделялось из группы случайных юзеров. В уме они себя выделяли - они ведь знали, чего хотят, - но защититься от остальных пользователей не могли. Однако во всех успешных онлайновых сообществах, какие я наблюдал, возникает ядро, которое заботится и эффективно группу окучивает. Окучивает среду, чтобы она росла и не болела.

ПО не всегда дает групповому ядру возможность проявить себя - потому я и говорю, что придется смириться. Если ПО не дает ядру проявиться, ядро придумает альтернативные способы самовыражения.

В alt.folklore.urban, ньюсгруппе, посвященной городскому фольклору, существует группа людей, которые там тусуются и дружат. Эти люди так переживали за alt.folklore.urban, что в итоге открыли список рассылки “Старые шляпы”. Usenet не различает постоянных членов и тех, кто просто забежал на минутку; а список рассылки предназначался для мета-дискуссий, дискуссий об alt.folklore.urban, где координировались действия, если в ньюсгруппе нужно было кого-нибудь вытеснить или игнорировать.

Дополнение от 2 июля 2003 года: Давний участник alt.folklore.urban утверждает, что список рассылки “Старые шляпы” создали для того, чтобы члены группы из Силиконовой долины могли спланировать барбекю и вообще добавить личное измерение к виртуальному общению. Закулисно обсуждать ньюсгруппу в списке начали позже.

Usenet рос, пришла толпа новичков, которым среда вроде бы нравилась, поскольку исправно функционировала. Чтобы защититься от проблем роста, возникающих с появлением на “Старых шляпах” множества новых подписчиков, они объявили: “Мы создаем второй список рассылки - “Молодые шляпы””. В общем, они создали такую трехслойную систему, имеющую нечто общее со слоями анонимов, залогиненных пользователей и людей с высокой кармой на Slashdot. Но поскольку Usenet на программном уровне им такого не позволял, они для создания структуры использовали другое ПО - списки рассылки. И получаются не просто пользователи программы; постоянные члены друг друга найдут и опознают.

    1. Третье, с чем надо смириться: у ядра группы имеются права, которые в ряде ситуаций превосходят права индивидуума. Это противоречит либертарианским подходам, в Сети весьма популярным, и решительно противоречит идее “один человек - один голос”. Однако есть доказательства тому, как неудачна идея голосования, когда гражданство равно наличию логина.

В начале девяностых было предложено создать ньюсгруппу soc.culture.tibet для обсуждения тибетской культуры. И его провалили - главным образом китайские студенты с доступом в Интернет. Они посчитали, что Тибет - не страна, а район Китая. С их точки зрения, раз Тибет не страна, не должно быть места для обсуждения его культуры, потому что это оксюморон.

Совершенно очевидно, что это неверная реакция. Люди, желающие получить форум для обсуждения тибетской культуры, должны его получить. Эти люди - ядро группы. Но поскольку модель “один человек - один голос” в Usenet постулировала, что “все, кто есть в Usenet, могут голосовать по любой группе”, спорные группы можно было просто-напросто забаллотировать.

А теперь представьте, что было бы, если б в США требовалось опрашивать интернет-пользователей перед созданием любой антивоенной организации? Или французских пользователей - перед созданием любой провоенной? Важно лишь мнение тех, кому эти дискуссии нужны. Абсолютное гражданство - эта идея, что раз имеешь логин, значит, являешься гражданином, - вредная модель, поскольку воплощает тиранию большинства.

Поэтому ядру группы требуются методы самозащиты - и при образовании группы, и из-за вышеописанных эффектов. Ядру нужно защищаться, чтобы не отвлекаться от избранных целей на основные инстинкты.

Похожая система существует сегодня в Wikipedia, - добровольное пожарное общество, группа людей, которым очень важен успех проекта. Wiki работают так, что у этих людей имеется инструментарий для уничтожения граффити и всего прочего, дабы система выжила, несмотря на бесконечные атаки. Поэтому наделение ядра группы определенными полномочиями по-настоящему эффективно.

Говоря, что с этими тремя вещами следует смириться, я имею в виду - смириться. Потому что если не смириться с ними сразу и целиком, они все равно приключатся. И в итоге будете писать очередной документ: “Ах, мы запустили вот это, попробовали то, пришли юзеры и повели себя, как дикари какие-то. И теперь мы все это записываем, чтобы будущие поколения не повторили наших ошибок”. Даже если вы и не читали всего написанного в 1978 году.

У любых малo-мальски цельных групп имеется конституция. Конституция всегда отчасти формальна, отчасти неформальна. Формальная часть реализована как минимум в программном коде: “это ПО работает вот так”. Неформальная касается того, “как мы все тут обретаемся”. И неважно, что зафиксировано в коде или записано в уставе, где угодно, - неформальная часть всегда будет присутствовать. Эти две части неразделимы.

Четыре вещи, на которые следует рассчитывать

    1. Если вы собираетесь писать социальное ПО для больших стабильных групп, на что рассчитывать? Первым делом - на ники, в которые юзер будет вживаться.

Я говорю “ники”, поскольку не хочу говорить “личности”. Личность вдруг стала одной из тех идей, которые дернешь за ниточку - и на голову высыпается целый мешок. Личность теперь горячая тема, но в простеньких системах, необходимых для социального ПО, важен просто ник.

Многие понимают, что анонимность в группах не работает, потому что для разговора требуется знать, как минимум, кто, что и когда говорил. Менее очевидно, что неустойчивые псевдонимы тоже не подходят. Надо ведь ассоциировать выступления собеседника с предыдущими разговорами.

Лучшая в мире система управления репутациями живет прямо в мозгу. Вот тут, в затылке, где эмоции. На сегодняшний день почти вся работа по системам репутаций или тривиальна, или бесполезна, или и то, и другое, ибо репутации не линейны и не портативны.

Одни обманывают супругов, но не жульничают в картах, другие - наоборот, третьи и так, и так, четвертые - ни то, ни другое. Репутация необязательно переносится из одной ситуации в другую, и выразить ее не так просто.

eBay оказал нам медвежью услугу: он функционирует на одноразовых крошечных сделках, что ровно противоположно социальным ситуациям. Система репутаций eBay работает невероятно хорошо, поскольку исходит из поддающихся линейной оценке сделок - “сколько денег за сколько Смерфов?” - и переводит в столь же линейную систему показателей.

В социальных ситуациях это работает плохо. Если вам требуется хорошая система репутаций, дайте мне вспомнить, кто вы есть. Если вы оказали мне услугу, я вспомню. И сохраню это не в лобных долях, а в затылочной. Мне приятно будет получить от вас письмо; я даже не вспомню, отчего. А если вы сделали мне гадость, и я получу от вас письмо, у меня запульсирует в висках - и я тоже не вспомню, отчего. Если юзеры получат способ друг друга запоминать, возникнет репутация, а для этого требуются всего-навсего простые и плюс-минус постоянные ники.

Юзерам необходимо друг друга узнавать, и за смену ников следует наказывать. Не тотально наказывать. Но если я меняю ник в системе, мне придется лишиться какой-то репутации или контекста. А система будет функционировать дальше.

Это, конечно, противоречит идее, которая бытует со времен первых психологических исследований Интернета. “Ах, мы в Интернете будем менять личность и пол, как носки”. А потом происходят истории, вроде Кейси Николь. Женщина из Канзаса притворилась школьницей, на эту липовую школьницу запали друзья, и она попыталась эту самую Кейси Николь убить. “Ах, у нее рак, она умирает, какая трагедия”. И тут, естественно, все захотели с ней встретиться. Тут она запаниковала и исчезла. Кое-где - в сообществе MetaFilter, к примеру, стали выяснять, что творится, и вычислили обман. Распределенное детективное движение такое.

И теперь некоторые тычут в эту историю пальцем и говорят: “Видите, мы вам насчет личностей говорили!” Но история Кейси Николь вот о чем: менять собственную личность - крайне дико. И когда сообщество понимает, что вы это делаете, и притом лжете, оно расценивает это как невероятный, серьезнейший грех. И потратит нечеловеческие силы, чтоб вас найти и наказать. Так что личность не так нестабильна, как нас убеждала литература.

    1. Во-вторых, надо создавать систему так, чтобы в ней можно было стать полноправным членом. Так, чтобы хорошая работа получала признание. Как минимум - публиковать сообщения с информацией об авторе. Или посложнее: формальная карма или “член сообщества с┘”

Я вот в раздумьях - мы на это рассчитываем или с этим миримся? С какой-то точки зрения, мне кажется, постоянные члены все равно возникнут. Но я вижу все больше систем, где присутствует некий дополнительный слой и можно оценить, насколько активно юзер в системе участвует.

Существует любопытная модель, которую я наблюдаю в музыкальной файлообменной группе между Токио и Гонконгом. Действует в списке рассылки, который сами же и открыли. Но музыкой обмениваются, посылая друг другу “ФедЭксом” 180-гигабайтные жесткие диски. То есть получаешь WAV, а не MP3, и к тому же целую кучу. Как легко понять, за подобные занятия некоторые организации по головке не погладят. Поэтому когда ты присоединяешься к группе, к твоему нику добавляется ник твоего спонсора. В группу нельзя прийти просто так - тебя должны привести. Репутационный эффект очевиден - лишь от взаимосвязи двух ников. Когда становишься постоянным членом группы, ссылка на спонсора убирается, и ты уже сам за себя отвечаешь. Напротив, если ты оказываешься предателем, пинок под зад получаешь не только ты, но и твой спонсор. Есть масса простых путей мириться и работать с идеей постоянного членства.

    1. В-третьих, для присоединения к группе требуются барьеры. Одна из тех вещей, отсутствие которых убило Usenet. Ради участия надо заплатить некую цену если не на первичных уровнях, то хотя бы на высших. Нужна некая сегментация возможностей. Сегментация может быть абсолютной - вы внутри или вы снаружи, как в музыкальной группе, о которой я говорил. Или частичной - все могут читать Slashdot, Aнонимные Tрусы (здесь Клэй Ширки имеет в виду популярного участника Slashdot.org, назвавшегося Anonimous Coward. - ред.) могут писать, не-анонимные трусы могут писать с рейтингом повыше. Но чтобы получить право модерирования, требуется там потереться хотя бы некоторое время.

Следует затруднить некоторым пользователям хотя бы некоторые действия, иначе групповое ядро лишится инструментов самозащиты.

Это противоречит кардинальной добродетели “простота использования”. Но простота использования - это неправильно. Простота использования - не тот фильтр для оценки ситуации, потому что куб Неккера разворачивается не в том направлении. Пользователь социального ПО - группа, а не индивидуум.

Думаю, каждый из нас бывал на встречах, где все отлично провели время, все друг с другом трепались, рассказывали анекдоты, смеялись, замечательная встреча, только вот в итоге ничего не сделано. Все так развлекались, что вмешательство индивидуумов подавило цель группы. Пользователь социального ПО - группа, и простота использования - для группы. Если простота использования оценивается только с юзерской позиции, будет сложно защитить группу от атак изнутри в духе “группа - сама себе злейший враг”.

    1. Наконец, следует найти метод спасти группу от расширения. Оно одно убивает разговоры, потому что разговоры требуют плотных двусторонних диалогов. В контексте беседы закон Меткафа - тормоз. Число двусторонних связей, которые следует поддерживать, растет в геометрической прогрессии, а значит, при минимальном росте системы плотность беседы очень резко падает. Нужен способ оставить юзеров с моделью “лучше меньше, да лучше”, чтоб они не растеряли друг с другом связь.

Ценность обратно пропорциональна размеру. Представьте себе свой Rolodex. Тысяча контактов, может, человек 150, которых вы назовете друзьями, человек 30, которых назовете близкими друзьями, пара-тройка людей, которым пожертвуете почку. Ценность группы обратно пропорциональна ее размеру. И в этом контексте требуется найти способ группу защитить.

Иногда помогает мягкое прореживание. Из всех известных мне программ лучший механизм - у LiveJournal, где концепция “ты” и “твоя группа” более или менее переплетены. Средний размер группы в LiveJournal - дюжина человек. А обычно - человек пять. Но каждый пользователь немножко связан с другими такими же кластерами через своих друзей, и хотя кластеры реальны, они не совсем замкнуты - есть некое наложение, означающее, что хотя большинство пользователей входят в небольшие группы, большинство из полумиллиона юзеров LiveJournal связаны друг с другом короткими переходами.

IRC-каналы и списки рассылки регулируют размеры самостоятельно, поскольку едва соотношение “сигнал/шум” ухудшается, люди уходят или отписываются. Соотношение улучшается, люди возвращаются, и оно ухудшается снова. Такие колебания. Но они самокорректируются.

А теперь о моей любимой модели из MetaFilter. Она такова: едва появляются эффекты больших размеров, страница для новых пользователей закрывается. “Кто-то рассказал в прессе, какие мы замечательные? До свиданья!” Так повышается планка и создается порог для участия. Все, кто сделал закладку на страницу и сказал: “Знаете, я правда хочу попасть внутрь; я, наверное, позже зайду”, - это и есть те пользователи, которым MeFi рад.

Следует найти метод защитить своих пользователей от эффектов роста. Это не значит, что сама система не может расти. Но нельзя увеличивать систему за счет надувания отдельных диалогов, как шарика; человеческое взаимодействие “множество-множеству” не раздувается, как шарик. Оно либо рассеивается, либо превращается в систему вещания, либо разваливается. Так что заранее планируйте решать проблему роста, потому что она так или иначе возникнет.

Заключение

Эти четыре вещи, разумеется, необходимы, однако недостаточны. Я их описал скорее как базовую платформу. Существует бесчисленное множество других эффектов, от которых любопытны различные аспекты ПО, и, может, вы захотите использовать не единственную модель. Но это - общие тенденции, которые я вижу в целом ряде социальных программных продуктов для больших стабильных групп.

Кроме того, многого можно добиться посредством явной кластеризации - гильдий в популярных многопользовательских играх или сообществ в LiveJournal, или что там у вас. Полезны диалоговые артефакты, когда после групповой деятельности остается некая запись. По-моему, сейчас самый интересный подобный артефакт - Wikipedia, где группа совместно пишет онлайновую энциклопедию, и результатом процесса является продукт. Не “мы нарочно соберемся и сделаем презентацию”, а скорее “мы тут кое о чем поговорили - вот запись”.

Есть много разных приемов, и они, конечно, варьируются в зависимости от платформы. Но я считаю, есть события, которые так или иначе происходят, планировали вы их, или нет, - и есть вещи, которые в любом крупном ПО для сообществ необходимы и которые следует планировать.

Писать социальное ПО трудно. Как я уже говорил, написание социального ПО скорее напоминает работу экономиста или политолога. Хостинг для такого ПО, отношения с хостером, - это скорее отношения арендатора с домовладельцем, чем владельца складской ячейки с этой самой ячейкой.

Люди, которые используют ваше ПО, даже если вы им владеете и за него заплатили, имеют права и будут вести себя так, будто имеют права. Если вы эти права аннулируете, вы об этом узнаете очень скоро.

Отчасти поэтому теория сообществ Джона Гегеля - от сообщества к контенту, от контента к торговле - никогда не работает. Потому что, подумать только, кто ни зайдет в чаты Clairol, все хотят поговорить о чем-то, помимо продуктов Clairol. “Но мы же за это заплатили! Это же сайт Clairol!” - Ну и что? Пользователи туда пришли ради друг друга. На оплаченное вами железо, на ваш софт, - но ради друг друга.

Эти модели - то, с чем следует смириться, и то, на что следует рассчитывать, - данность. Считайте это своего рода социальной платформой - тогда на ней можно строить всякие занимательные штуки, которые, я думаю, и станут настоящим итогом нынешнего периода экспериментов с социальным ПО.

Большое спасибо.

(с) A Group Is Its Own Worst Enemy


(Евгений) #8

Сообщество или социальная сеть 2 (продолжение)

Автор этой серии публикаций — Майкл Ву (Michael Wu), ведущий аналитик компании Lithium, специализирующийся в изучении социальных взаимодействий и онлайн-сообществ.

Как люди образуют связи

Жизненный цикл взаимоотношений

Одна из тем, которую я затрагивал в прошлый раз, касается того, что социальные сети соединяют друг с другом всех людей на этой планете. Более того, исследования подтвердили правдивость всем известной теории о шести рукопожатиях. Недавние данные и подсчеты показали, что большинство людей действительно находятся в 6 рукопожатиях друг от друга. Так что эта теория справедлива и в современную вебдванольную эру. Поэтому, теоретически, вы можете войти в контакт с любым из 6.8 миллиардов человек на этой планете за относительно небольшое число шагов.

В действительности человек не связан со всем миром. На самом деле, он даже не связан со всеми людьми, живущими в том же самом городе, или учащимися в той же школе, или работающими в той же компании, что и он. Что же мешает этому? Чтобы разобраться, давайте разделим цикл выстраивания взаимоотношений на этапы, всего их три:
Создание слабых связей: это первый этап любых взаимоотношений
Выстраивание сильных связей: из слабых связей вырастают сильные
Поддержание взаимоотношений: предотвращение сильных связей от разрушения и от возвращения их к слабым связям

На заметку. Те типы связей, на которых я буду фокусироваться, являются двусторонними, обоюдными и взаимными. Потому что только такие связи могут развиваться с сильные взаимоотношения. Чтобы такое произошло, обе стороны должны быть согласны взаимодействовать, чтобы сформировать связь. Стороны, соединенные друг с другом такой связью, обычно являются людьми, но также могут быть организациями, компаниями или даже странами.

Открытость для общения есть необходимое условие

На протяжении всех трех этапов обе стороны должны иметь желание дальнейших отношений. Как только одна из сторон теряет к этому интерес или не видит ценности в их взаимоотношениях, процесс прерывается и отношения не переходят на следующий этап. Поэтому связь может вообще не возникнуть, или остаться лишь слабой связью (если она все же возникла), или сильная связь может ослабнуть и вернуться в состояние слабой связи (если она уже была развита).

Так каким же образом люди выбирают, с кем образовывать связь, с кем ее усиливать, и с кем ее поддерживать? Это отнюдь не тривиальный вопрос, который в данный момент является предметом интенсивного изучения. В последнее время было предложено и изучено много моделей социальных сетей. Все они опираются на теорию игр, очень сложную отрасль математики, которая моделирует рациональное человеческое поведение и пытается объяснить, каким образом человек принимает стратегические решения. Кстати, великий математик Джон Нэш (John F. Nash), о котором был снят голливудский фильм Игры разума, получил Нобелевскую премию по экономике за свои исследования по теории игр. Очевидно, что полное освещение этой темы выходит далеко за пределы нашей публикации.

Упрощая, можно воспринимать человеческий выбор как результат анализа выгод и издержек того результата, к которому выбор должен привести. Что же это означает? Например, создавая слабую связь, оба лица анализируют издержки (риски) и выгоды по созданию такой связи. И пока обе стороны думают, что выгоды превышают издержки, они взаимодействуют и создают слабую связь. Это очень интересная тема, и я обязательно к ней вернусь во всех деталях в своих следующих публикациях. Сейчас же достаточно понимать, что все три этапа по выстраиванию взаимоотношений зависят от желания обеих сторон быть открытыми для общения. Если стороны не хотят взаимодейсвововать, никакая связь образоваться не может.

Создание слабых связей

Помимо личной готовности к общению, существуют самые разные факторы внешней среды, которые могут влиять на возможность образовывать связи между людьми, ограничивая их возможность общаться. Очевидно, что если среда исключает даже возможность двум людям случайно пересечься друг с другом, нет никакого шанса, что между ними может возникнуть какая-либо связь. По сути, существуют всего два механизма, с помощью которых люди могут встречаться и общаться:
Сообщества (как онлайн, так и оффлайн)
Социальные сети

Механизм №1: сообщество

На протяжении веков, люди объединялись в сообщества, и именно тут изначально возникали социальные связи. Годы социально-антропологических наблюдений говорят нам о том, что большинство взаимоотношений в наших социальных сетях изначально устанавливаются в разного рода сообществах. Действительно, большинство моих друзей — это люди, вместе с которыми я вырос (в моем соседском сообществе), или с которыми я учился (в моем студенческом сообществе), или с которыми я работал (находился вместе в одном профессиональном сообществе), или которые были моими коллегами-исследователями (в исследовательском сообществе). Это именно те люди, с которыми мне довелось быть в одном и том же сообществе в определенный момент моей жизни. Все эти сообщества могут быть географическими, культурным, институциональными или быть сообществами по интересу.

Таким образом, совместное участие в одних и тех же сообществах (как онлайновых, так и офлайновых) является тем основным фактором, который и определяет возможность людей пересекаться друг с другом. Если два человека не участвуют совместно в каком-либо сообществе, им невозможно образовать друг с другом связь с помощью данного механизма. И чем в большем числе сообществ эти два человека совместно участвуют, тем больше у них шансов пересечься друг с другом. И тем более вероятно, что они образуют связь друг с другом.

Механизм №2: социальная сеть

Второй механизм, с помощью которого люди могут встретиться, это с помощью своих друзей, коллег, родственников — т.е. с помощью их персональной социальной сети. Опять же, социальный антрополог скажет, что тут нет ничего нового. Люди пользовались этим механизмом еще тогда, когда были пещерными людьми. Однако для нас сегодня является новым тот факт, что сайты социальных сетей позволяют людям очень легко изучать и обнаруживать те взаимоотношения, которые в естественной среде оставались бы им неизвестными. Позвольте, я проиллюстрирую это примером.

Скажем, у меня есть друг Дэйв. Я знаю его довольно хорошо, но я вполне могу не знать всех его друзей. Джен является другом Дэйва, но я не знаю о нем. Если я не увижу Дэйва и Джена вместе в каком либо социальном контексте, я так могу никогда и не узнать, что они на самом деле знакомы друг с другом. Однако, с помощью сайта социальной сети, я могу поизучать сеть Дэйва и обнаружить, что он связан с Дженом. Чуть позже я могу попросить Дэйва познакомить нас и образовать связь с Дженом. Подобный сценарий многие люди традиционно называли социальной сетью, технологическая возможность которой породила всю нашу промышленность.

Несмотря на то, что сайты социальных сетей значительно облегчают процесс образования связей через знакомых, у них есть ряд ограничений. Хотя с помощью социальной сети и возможно достигнуть каждого из нас на этой планете с помощью 6 или 7 рукопожатий, на практике, на самом деле, довольно сложно вступить в контакт с человеком, находящимся более чем в 3 шагах от нас. Таким образом, основным фактором, определяющим возможность людей пересечься друг с другом с помощью социальной сети, выступает сетевое расстояние (степень разделенности) между двумя людьми.

Подводя итог

Итак, что мы узнали о том, как люди образуют связи друг с другом?

  1. Слабые связи могут образовываться практически везде:
    — В сообществах (окружающих нас повсюду)
    — С помощью социальных сетей (покрывающих всю планету)

  2. Образование слабых связей между двумя людьми зависит:
    — От желания двух людей взаимодействовать
    — От числа сообществ, в которых эти люди совместно участвуют
    — От сетевого расстояния (степени разделенности) между людьми

От слабых связей к сильным

Ценность сильных связей по сравнению со слабыми

Создание слабой связи является первым и самым легким шагом в построении любых взаимоотношений. За исключением родственных отношений, почти все остальные социальные отношения начинаются со слабых связей. Можно поспорить, что даже родственные отношения являются слабыми по умолчанию, и только благодаря частым семейным встречам и взаимодействиям развиваются в сильные взаимоотношения. Единственное их отличие в том, что мы не можем выбирать своих родственников. Однако мы все равно выбираем, насколько сильно мы будем развивать свои отношения с ними, т.е. хотим ли мы поддерживать с ними сильные связи или же оставим связи с ними слабыми.

Так как сильные связи являются наиболее ценными, для нас важен вопрос, каким образом слабые связи вырастают в сильные? Кстати, я не заявляю, что слабые связи ничего не стоят. Безусловно, они ценны. Однако ценность слабых связей заключена не в них самих, а в их абсолютном количестве и разнообразии.

Это хорошо иллюстрируется ситуацией, когда вы ищете себе работу. Ваши близкие друзья (с которыми у вас сильные связи) скорее всего пройдут долгий путь и потратят много времени, чтобы помочь вам. Но так как у вас не очень много близких друзей, вероятнее всего, они не смогут найти вам ту работу, которая бы лучше всего подходила под ваши умения и навыки. В противоположность этому, ваши знакомые (с которыми у вас слабые связи) скорее всего потратят всего пару минут, чтобы переправить ваше резюме в свой отдел кадров. Но при этом же у вас может быть намного больше знакомых, нежели близких друзей, а вам нужно всего одно удачное предложение о работе. Поэтому, если вы обладаете большим числом знакомых, вероятность того, что кто-то из них найдёт для вас что-то подходящее, достаточно высока. По сути, обладание большим числом слабых связей позволяет нам краудсорсить их для помощи нам.

Ценность сильных связей во взаимоотношениях, которые образуются благодаря им. И их ценность гораздо больше совокупной ценности любого числа слабых связей, собранных вместе. Просто спросите себя, готовы ли обменять несколько ваших близких друзей на 10 человек, с которыми вы познакомились онлайн? А как насчет 100 или 1000? Я не готов, это точно! Построение сильных связей требует много времени, и они незаменимы. Думаю, далее нет необходимости приводить какие-то дополнительные примеры.

Сообщество выстраивает сильные взаимоотношения.

Если слабые связи образуются как в сообществах так и в социальных сетях, то сильные связи выстраиваются преимущественно в сообществах. Определенно, большинство моих близких друзей (с которыми у меня сильные связи) являются людьми, с которыми я находился в одних и тех же сообществах в тот или иной момент своей жизни. Эти сообщества могут быть двором, где я вырос, школой, которую посещал, лабораторией, в которой работал, или какой-либо группой по интересу, например фотокружком или секцией по бадминтону. И хотя я часто пересекаюсь с новыми друзьями моих друзей (через мою социальную сеть), без сообщества, способного развить наши поверхностные отношения, наша «дружба» с ними так и останется всего лишь знакомством.

Давайте взглянем на некоторые наиболее успешные сайты социальных сетей, такие как Facebook и LinkedIn. Они были созданы вокруг естественных сообществ, в которых поверхностные отношения между их участниками могли развиваться и усиливаться с течением времени. Для Facebook такими сообществами изначально выступили колледжи и университеты, позволившие позже расшириться в корпоративный мир. Для LinkedIn такими естественными сообществами выступили компании, профессиональные общества и промышленные ассоциации.

Это справедливо и для онлайн-сообществ. Я познакомился довольно хорошо с несколькими людьми на Lithosphere (это онлайн-сообщество компании Lithium, посвященное сообществам), а также в различных группах на LinkedIn, в которых я участвовал. Общие интересы, о которых мы можем подискутировать, поспорить и поучиться друг у друга являются решающим условием развития наших взаимоотношений. В сочетании с частыми встречами, тесными взаимодействиями и временем, проведенным вместе, всё это выстраивает сильные связи внутри сообществ. В результате, некоторые из моих знакомых по сообществам стали моими друзьями.

Поэтому, успешные социальные сети всегда должны предоставлять своим участникам какие-либо формы сообществ для взаимодействия и выстраивания сильных связей. Без сообществ социальные сети — это просто приукрашенные телефонные справочники и списки контактов. Не потребовалось много времени, чтобы сайты социальных сетей поняли это. И уже в самое ближайшее время мы сможем увидеть всё возрастающие усилия этих сайтов по предоставлению инструментов, способных поддерживать и развивать сообщества. Фактически, группы и фан-страницы на Facebook, а также группы в LinkedIn были самыми первыми попытками по построению сообществ внутри социальной сети. И они действительно являются сообществами в соответствие с теми характеристиками, которые мы озвучивали в публикации Сообщество или социальная сеть?
Эти группы и фан-страницы определенно построены вокруг какого-то интереса, а новые присоединяющиеся участники могут не знать никого из других участников
Люди могут одновременно быть участниками многих групп и фан-страниц
Группы и фан-страницы могут пересекаться, а у некоторых групп могут быть подгруппы (т.е. они вложены друг в друга)
Эти группы и фан-страницы обеспечивают взаимодействие, свойственное сообществам, такое как обмен новостями и ведение дискуссий. Однако эти взаимодействия, способствующие выстраиванию сообществ, довольно ограничены и часто недостаточны для выращивания сильных связей. Недавний запуск страниц-сообществ на Facebook является дополнительным подтверждением данной теории.

Заключение

Итак, послание сегодняшней публикации довольно простое:

  • Ценность сильных связей заключена во взаимоотношениях как таковых
  • Ценность слабых связей заключена в их количестве и разнообразии
  • Сообщество (как онлайн, так и оффлайн) является тем местом, в котором слабые связи развиваются в сильные. И несмотря на то, что социальные сети сегодня являются трендом, мы не должны забывать о роли сообществ в построении сильных взаимоотношений.
  • В следующей публикации я затрону третий этап взаимоотношений, заключающийся в поддержке сильных связей.
Поддержание сильных связей

Сообществам нужны социальные сети, чтобы поддерживать взаимоотношения

Социальные сети поддерживают установленные уже связи

Как мы помним из предыдущих обсуждений, каждый человек является участником многих сообществ, пересекающихся друг с другом или вложенных друг в друга. Это связано с тем, что у каждого человека есть много разных интересов, предпочтений, умений и т.п. Мы можем образовывать слабые связи во множестве разных контекстов. Всё это очень разные отношения, в то время как Facebook смешивает их в одну кучу с единым названием «друзья» (friends). В действительности же их следовало бы разделить на братьев, собутыльников, партнеров по бадминтону, знакомых по шахматному клубу, гурманов, киноманов, естествоиспытателей, автостопщиков и т.д. Более того, люди переезжают в другие города, переходят на другую работу, меняют интересы, или просто вступают в следующий этап своей жизни — т.е. они постоянно покидают одни сообщества и присоединяются к другим.

Так каким же образом люди справляются со всеми своими связями, которые они образовали внутри разных сообществ? И как отдельный человек поддерживает выстроенные им взаимоотношения при переходе из одного сообщества в другое? Скорее всего вы уже предполагаете ответ. Если взаимоотношения хорошо развиты (т.е. представляют собой сильные взаимоотношения, а не просто слабые связи), они становятся частью персональной социальной сети. Facebook, LinkedIn и другие сайты социальных сетей представляют собой в действительности социальные графы, отображающие разнообразные связи в нашей социальной сети (смотри статью Азы социально-сетевого анализа).

Как я упоминал в предыдущих публикациях, сейчас у меня есть несколько хороших знакомых из Литосферы (Lithosphere — это онлайн-сообщество компании Lithium, посвященное сообществам — прим. переводчика), а также из некоторых групп на LinkedIn, в которых я участвовал. Наше общение вокруг общих интересов стимулировало развитие наших взаимоотношений. В дальнейшем, бывшие знакомые по сообществу стали частью моей сети в LinkedIn, которая, в свою очередь, является частью моей персональной социальной сети, посвященной моим профессиональным взаимоотношениям (смотри статью Азы социально-сетевого анализа). И теперь, даже если они покинут Литосферу, или если я покину группы на LinkedIn, мы всё равно будем продолжать общаться и взаимодействовать друг с другом. И так как у нас было достаточное число взаимодействий, чтобы из наших слабых связей выстроить сильные связи, мы будем помнить контекст наших отношений и будем доверять мнению друг друга в соответствующем контексте.

Поэтому, успешные сообщества нужно интегрировать с сайтами социальных сетей, чтобы участники сообщества могли сохранить ценные взаимоотношения, которые они выстроили. Если вы еще не слышали, мы как раз только вчера запустили наше Facebook приложение. Это наш первый шаг на пути интеграции нашего сообщества с платформой сайта социальной сети.

Без социальных сетей сообщества консервируются (are siloed). Когда участник такого сообщества покидает его, скорее всего ему придётся потерять все свои взаимоотношения, которые он здесь выстроил. Всё это безусловно нежелательно для участников сообщества, но более того, это также имеет неблагоприятные последствия и для самого сообщества в целом.

Какими вредными эффектами наделено законсервированное сообщество?

Оно слабо мотивирует людей участвовать в жизни сообщества и вкладывать в него свои силы
Оно препятствует притоку новых супер-пользователей, ограничивая, таким образом, обмен новыми знаниями и идеями
Сегодня, большинство людей, присоединяющихся к онлайн-сообществам, не желает сильных взаимоотношений, чтобы иметь возможность покинуть сообщество. По правде говоря, большинство платформ, поддерживающих сообщества, и вовсе спроектировано так, что участники этих сообществ не имеют возможность сохранять установленные ими взаимоотношения. В результате, участники зачастую не хотят вкладывать своё время и энергию в построение отношений внутри этих сообществ. Лично я уверен, что это один из важных факторов, приводящих к тому, что, в целом, в большинстве онлайн-сообществ уровень участия довольно низкий.

Те же, кто вложил своё время и энергию, довольно неохотно покидают сообщество, зная, что они не могут сохранить ничего из того, что они выстроили в сообществе. Это препятствует циркуляции супер-пользователей между сообществами. На первый взгляд, это может показаться хорошим положением дел, ведь вы сохраняете ценных супер-пользователей. Но если мы проанализиируем эту ситуацию с помощью теории игр, то всё окажется с точностью до наоборот. Смысл в том, что существует много сообществ, и ваше сообщество всего лишь одно из них. У каждого сообщества есть свои супер-пользователи, как и у вашего. Но если все супер-пользователи неохотно покидают свои сообщества, значит среди них будет мало таких, кто сможет прийти и присоединиться к вашему.

Так как численность людей за пределами вашего сообщества обычно намного больше его собственной численности, потенциально приток в ваше сообщество будет почти всегда намного больше оттока из него. Поэтому, ограничивая циркуляцию супер-пользователей, вы можете удерживать некоторых из них, но при этом вы теряете потенциально возможный приток сотен и тысяч таких пользователей. Всё это, в конце концов, препятствует обмену знаниями и идеями между сообществами.

Заключение

  1. Социальные сети позволяют людям поддерживать сильные взаимоотношения, выстроенные ими в сообществах, а также управлять ими.

  2. Сообщества, хорошо интегрированные с социальными сетями:
    — Способствуют обмену знаниями и идеями между сообществами за счет циркуляции супер-пользователей
    — Побуждают к большему участию и лучшему взаимодействие между участниками

Хотя слабые связи могут формироваться как в сообществах, так и в социальных сетях, эти две социальные структуры играли разную роль в человеческой истории. Сообщества всегда предназначались для выращивания сильных связей из слабых, в то время как социальные сети существовали для сохранения и поддержания этих важных взаимоотношений. Нам нужны обе эти структуры! Именно взаимодополнение сообществ и социальных сетей позволило им быть двумя наиболее устойчивыми социальными структурами из всех когда-либо существоваших в человеческой истории.

Итак, мы завершаем нашу дискуссиию о социально-антропологической роли сообществ и социальных сетей. И теперь, обладая более целостным восприятием социальных медиа (которые представляют собой технологии, выстроенные вокруг онлайн сообществ и социальных сетей), они не должны выглядеть столь пугающими, не так ли?


(Андрей Белов) #10

Модели влияния в социальных сетях (2009 год)

Настоящая работа представляет собой обзор моделей влияния в социальных сетях. В обзоре рассмотрены основные классы моделей социальных сетей и установлено соответствие между классами моделей и отражаемыми ими свойствами моделируемого объекта.

© Губанов Д. А., Новиков Д. А., Чхартишвили А. Г.

modeli-vliyaniya-v-sotsialnyh-setyah.pdf (517,5 КБ)


(Евгений) #11

Азы социально-сетевого анализа

Автор этой публикации — Michael Wu, ведущий аналитик компании Lithium, специализирующийся в изучении социальных взаимодействий и онлайн-сообществ.

Статья больше для коллекции, дабы все было в одном месте…

Читать далее

Чтобы понять, что такое «социально-сетевой анализ» (Social Network Analysis, SNA), нужно понимать, что такое «социальная сеть» и что такое «социальный граф». Говоря просто, социально-сетевой анализ — это способ изучения социальных сетей, а социальная сеть — это набор сущностей, между которыми есть определенные отношения. Социальные сети существуют с тех пор, как люди начали бродить по земле. По правде говоря, подобные структуры есть не только у людей, но и у социальных животных (например, у волков, львов, дельфинов, мышей и даже муравьев).

Безусловно, прежде всего нас интересуют такие сущности как люди, и такие отношения между ними как дружба (как на Facebook), совместная работа (как на LinkedIn), родство, общение и некоторые другие социальные взаимодействия. А в контексте SNA мы можем под социальным графом понимать просто визуализацию всего этого (я не собираюсь нагонять скуку формальным определением графа). В таком социальном графе каждая точка (или узел, или вершина) изображает человека, а ребро между двумя точками (людьми) изображает отношения между ними. А так как между людьми существует множество самых разных отношений, точно также существует множество разных социальных графов, изображающих эти отношения. Я покажу это на конкретном примере.

Репрезентативная социальная сеть и её социальный граф

1

Давайте предположим, что у меня, Майкла (Michael), очень маленькая социальная сеть, состоящая всего из семи друзей (смотри рис. 1). Предположим далее, что у меня очень простая жизнь, в которой я поддерживаю всего три типа социальных отношений: у меня есть коллеги по работе (обозначенные красными ребрами), собутыльники (синие ребра) и партнеры по бадминтону (зеленые ребра).

iЧто из себя представляет моя социальная жизнь? У меня есть коллеги по Литиуму (Фил и Джо, которые также являются коллегами друг для друга). А перед тем, как я пришел работать в Литиум, я работал с Джеком и Райаном в Калифорнийском университете в Беркли. А еще до этого я работал с Райаном и Доном в Национальной библиотеке Лос-Аламоса. Райан пришел в Беркли вместе со мной получать степень кандидата наук (PhD), таким образом мы с ним пересеклись на двух работах. Вот почему Райан также работал вместе с Джеком и Доном, но которые не являются коллегами друг для друга.

Другая часть моей социальной жизни связана с моими собутыльниками. Я часто ходил выпивать с Дагом, Адамом и Райаном во время аспирантуры. Однако Райан и Даг никогда не оставались друг с другом наедине и никогда никуда не ходили вместе. Когда я пришел в Литиум, я узнал, что Фил и Джек часто выпивают вместе, но я никогда ни с кем из них не делал этого.

Наконец, я люблю бадминтон. Везде, где я работал, я находил себе партнера по бадминтону. Я играл с Джо в Литиуме, с Джеком в Беркли, и с Доном в Лос-Аламосе. Райан тоже играет в бадминтон — с Филом и Дагом. Однако они играют гораздо лучше меня, поэтому я никогда ни с кем из них не играл.

2

Если вообразить себе всех моих семерых друзей на Facebook, то наш граф дружбы выглядел бы так, как показано на рисунке 2a. Черные грани обозначают дружбу, а точнее людей, которые знакомы друг с другом. Но если вы захотите увидеть мою профессиональную сеть, тогда мой социальный граф будет выглядеть так, как показано на рисунке 2b. В этом случае, красные ребра обозначают мои взаимоотношения с коллегами по работе. Обратите внимание, что Адам и Даг не включены в мою профессиональную сеть (между нами нет красных ребер), потому что мы никогда не работали вместе.

Граф моих собутыльников показан на рисунке 2c (где синие ребра обозначают тот факт, что мы выпиваем вместе) и включает в себя Дага, Адама и Райана, так как я никогда не выпивал ни с кем из моих других друзей. И несмотря на то, что Джек и Фил выпивают вместе, я никогда не делал этого с ними, поэтому между нами нет синих ребер. Таким образом, Джек и Фил оказываются в абсолютно отдельной сети выпивох.

И наконец, граф моих партнеров по бадминтону показан на рисунке 2d, где зеленые грани обозначают взаимоотношения, основанные на совместной игре в бадминтон. Только Джек, Джо и Дон включены в мою бадминтонную сеть. У Райана же своя собственная сеть, состоящая из Фила и Дага, и никто из них не включен в мою сеть.

Чтение и интерпретация социального графа

Заметьте, мы построили четыре различных социальных графа из одной и той же социальной сети, состоящей из восьмерых человек. Задавая, что будут обозначать грани, мы получаем свой особый граф со своими особыми метриками. Например, если мы решим, что грани должны обозначать совместное веселое времяпрепровождение, мы построим еще один, совсем другой социальный граф, который будет выглядеть как пересечение моего графа собутыльников и графа партнеров по бадминтону (безусловно, работа в Литиуме тоже доставляет много веселья, но я сейчас всё упрощаю). Таким образом, благодаря тому, что между людьми существует много разных отношений, много разных социальных графов может быть построено.

Поэтому, самое важное, что надо сделать перед интерпретацией любого социального графа, это понять, какого типа отношения обозначают его грани. Это, пожалуй, даже более важно, чем понимание, что обозначают вершины. В SNA сущности, обозначаемые вершинами, обычно всегда будут людьми, а вот 99% всех метрик графа будут сильно зависеть от его граней. Поэтому, если изменяется измеряемое отношение, изображаемое гранями, метрики также будут меняться.

Например, простейшей метрикой графа является степень центральности (degree centrality), показывающая, сколько связей есть у вершины. Так, всего существует 7 черных граней (рисунок 2a), т.е. у меня есть 7 друзей. При этом красных граней всего 5 (рисунок 2b), т.е. у меня 5 коллег. Моя степень центральности на графе собутыльников равна 3 (рисунок 2c), у мня всего 3 собутыльника. Степень центральности может быть посчитана для всех людей на графе. Например, степень центральности Райана на графе партнеров по бадминтону равна 2 (рисунок 2d).

Интерпретация метрик графа также зависит от взаимосвязи граней. Так, мы не можем узнать о том, сколько у меня коллег, глядя на граф друзей (рисунок 2a), потому что отношения с коллегами по работе не отображаются на графе друзей. И даже если мы предположим, что каждый, с кем я работаю, становится моим другом, опираясь только на граф друзей, мы можем только сказать, что у меня может быть любое число коллег, от нуля до семи. Поэтому, никогда не делайте выводов или заключений о существующих отношениях, основываясь на графе, в котором эти отношения не выражены явным образом в его гранях. Поступая так, вы будете просто гадать по кофейной гуще или делать случайные предположения.

источник


(Андрей Белов) #12

Кибер-антропология

Или единый взгляд на сообщества и социальные сети (перевод)

original
Майкл Ву, доктор философии.

Чуть ранее я рассуждал о различии между сообществами и социальными сетями, а также о тех особых ролях, которые они играют в построении, развитии и поддержании взаимоотношений между людьми. В этих публикациях мы проанализировали структуру сообществ и социальных сетей по-отдельности. В реальности, однако, они сосуществуют и пересекаются друг с другом. В каждый данный момент времени мы являемся частью многих сообществ и одновременно соединены через социальную сеть как с людьми из этих сообществ, так и с людьми, находящимися за их пределами.

Сегодня я попробую дать единый взгляд на сообщества и социальные сети, чтобы мы смогли понять, как эти две социальные структуры сочетаются друг с другом. Данная публикация немного более абстрактная и теоретическая, по сравнению с предыдущими, но я верю, что она даст новую перспективу и будет полезной для практической работы с социальными медиа.

Читать далее

Социальные сети внутри сообществ

1

Как мы выяснили, большинство сильных взаимоотношений в нашей персональной социальной сети (или просто — в нашей персональной сети) были развиты внутри сообществ, которые однажды оказались частью нашей жизни. Рисунок 1 иллюстрирует динамику человека (пусть его зовут Боб, на рисунке он обозначен красной точкой), присоединяющегося к сообществу (обозначенного желтым овалом).

Опираясь на свой личный опыт, каждый подтвердит тот факт, что когда кто-то присоединяется к сообществу, его персональная сеть совсем необязательно присоединяется вместе с ним. Ведь так оно и есть: наши друзья, как правило, не следуют за нами повсюду, в любом случае, они не делают этого мгновенно, и уж точно так поступает не каждый их них. Почему так происходит? Основная причина в том, что у людей разные интересы, поддерживаемые разными сообществами, в которых они участвуют. Присоединяясь к сообществу и взаимодействуя с другими его участниками, Боб создает слабые связи (пунктирные линии на рисунке). Если взаимодействия были желаемы обеими сторонами, а для их развития в течение определенного времени существовала подходящая среда, то некоторые их этих возникших слабых связей вырастают в сильные связи, которые неизбежно становятся частью персональной социальной сети Боба.

Как можно увидеть, вполне возможно иметь социальную сеть внутри сообщества. На самом деле, социальные сети развиваются естественным образом в сообществах, которые предоставляют своим пользователям богатую среду для участия и взаимодействия. Участники, вкладывающие много своего времени и сил в сообщество, как правило, обладают более разветвленной сетью (как оранжевые точки на рисунке), нежели новые участники (розовые точки на рисунке), обладающие гораздо меньшим числом связей. Но это только часть всей социальной сети Боба, это его социальная сеть, привязанная к определенному сообществу.

2

В реальности, картинка куда более сложная, потому что Боб, как и большинство других людей, не принадлежит только одному какому-то сообществу. Большинство людей в каждый момент времени являются частью нескольких сообществ одновременно. Рисунок 2 иллюстрирует эту ситуацию, в которой Боб действительно участвует еще в трех других сообществах (синем, зеленом и оранжевом). Обратите внимание, что внутри каждого из этих сообществ, на самом деле, расположена такая же сложная социальная структура, как и в желтом сообществе, мы просто скрыли эти излишние детали.

Сообщества внутри социальных сетей

Хотя глобальная социальная сеть покрывает всю землю, наша персональная сеть, в которую входят только наши прямые контакты, гораздо меньше по размеру. Это означает, что мы способны проанализировать сеть Боба в более мелких деталях. Фокусируясь на его персональной сети, мы скроем все связи, напрямую не относящиеся к нему. Как мы договорились чуть ранее, Боб только что присоединился к желтому сообществу, до этого он никого не знал здесь и пока еще ни с кем не успел выстроить каких-либо длительных взаимоотношений. Поэтому, если мы скроем детали и посмотрим только на персональную сеть Боба, мы увидим, что у него нет никаких связей в желтом сообществе.

3

Однако, Боб уже участвует в трёх других сообществах, и мы можем проанализировать его связи, выстроенные им в них. Рисунок 3 демонстрирует всех друзей Боба, а также все сообщества, которым они принадлежат (черные сплошные линии обозначают прямые связи с Бобом). Мы видим, что у Боба есть друзья в синем, зеленом и оранжевом сообществах. Более того, один из его друзей (синяя точка на рисунке) разделяет с ним два сообщества (синее и оранжевое). Обратите внимание, что у Боба также есть друзья, которые не разделяют с ним никаких сообществ. Они принадлежат розовому, фиолетовому и голубому сообществу соответственно. Откуда у него взялись эти друзья?

Когда мы взрослеем, или когда наша жизнь меняется, это естественно для нас — покидать одни сообщества и присоединяться к другим. Но так как с помощью социальной сети мы поддерживаем взаимоотношения, выстроенные нами ранее в сообществах, логично вдруг обнаружить связи с людьми, расположенными за пределами наших нынешних сообществ. Вышеприведенная картинка означает, что Боб покинул в своё время розовое, фиолетовое и голубое сообщества, или же его друзья покинули их общие с Бобом сообщества и впоследствии присоединились к розовому, фиолетовому и голубому.

Теперь, когда мы понимаем структуру сообществ вокруг Боба, мы можем начать заполнять структуру его социальной сети. Рисунок 3 неполон, потому что он не показывает, каким образом друзья Боба взаимосвязаны друг с другом. Если бы друзья Боба не знали друг друга, эта картинка была бы правильной. Однако, это нереалистично, потому что социальная динамика (например, правило замкнутой триады, или свойство гомофилии), управляющая формированием связей, как правило, создает клики среди друзей.

4

Это рассуждение приводит нас к рисунку 4, который показывает структуру персональной социальной сети Боба, а также демонстрирует, как она сочетается со структурой сообществ вокруг него. Черные линии обозначают прямые взаимоотношения Боба, а серые линии — взаимоотношения между его друзьями. Все вместе они составляют персональную сеть Боба. Мы видим, каким образом разные сообщества, которым принадлежит Боб или его друзья, встроены в структуру его персональной социальной сети. Сообщества можно обнаружить не только внутри персональной сети, но они также существуют и в глобальной социальной сети. Это станет для нас более очевидным, если мы осознаем тот факт, что глобальная сеть включает каждого из нас в этом мире. Поэтому, любое сообщество, состоящее из подмножества населения планеты, неминуемо должно располагаться внутри глобальной сети.

Заключение

  • Итак, что мы сегодня узнали? Хотя топологические структуры сообществ и социальных сетей сильно различаются, и каждая социальная структура выполняет уникальную функцию в человеческой истории, они тесно переплетаются, а фактически — дополняют друг друга.
  • Социальные сети естественным образом развиваются внутри сообществ (например, друзья на Yelp)
  • Сообщества могут существовать (и часто существуют) внутри социальных сетей (например, фан-страницы и группы на Facebook)
  • Мы проанализировали социальную структуру вокруг гипотетического персонажа Боба, и эта структура показана на рисунке 4. Но показана только для одного человека, ведь вокруг каждого из друзей Боба существует аналогичная социальная структура. Это же справедливо и для всех людей внутри сообществ, которых мы не вывели просто потому, что они напрямую не связаны с Бобом. В действительности, такие социальные структуры существуют вокруг каждого взятого человеческого существа на земле. Полная картина кажется невероятно сложной, но вместе с тем и прекрасной одновременно.

© источник


(Герман) #13

Есть много полезных работ, но к сожалению только на английском языке.

Например, Ackerman’s Answer Garden: инструмент для растущей организационной памяти - это раннее (1990) воплощение сайта Q&A, в котором рассматривались эти вопросы.

Но люди все еще пытаются понять, как сделать их очень хорошо. Есть академическая работа по изучению существующих сайтов, таких как:

В этих работах обсуждаются некоторые из их сильных и слабых сторон и идей для их улучшения. Это активная и интересная область исследований.


#14

А возможно разбить данный материал для обсуждения по отдельным разделам?


(Евгений) #15

Мы валили эти темы в “кучу” лишь для того, чтобы было. Чтобы не бегать и не искать ссылки на отдельные материалы. Тут не все материалы. Много не переведено. Давайте, мы подумаем.


(Официальный аккаунт) #16

Сообщение перенесено в новую тему: Новая модель (WBPA) взаимодействий в социальных сетях. Что это?


(Официальный аккаунт) #17

Мы не видим ничего страшного в том, чтобы “не валить” все в одну кучу, а дробить публикации в рамках раздела #programming:community

Это позволит обсуждать (при желании) темы, которые являются часто самодостаточными.