Что если бы Наполеон не напал на Россию после победы над остальной Европой?

россия

(Герман) #1

Он был тогда на вершине политической карьеры? Смог бы он сохранить власть?


(Герман) #2

Наполеон не был на вершине своей игры, когда вторгался в Россию, но и не был дураком: вторжение в Россию произошло не из-за простого захвата большей земли. Наполеон вторгся, потому что видел жизненную угрозу своей империи со стороны России, и он был недалек от истины.

В октябре 1805 года франко-испанский флот столкнулся с англичанами в Антлантике, у берегов Пиренейского полуострова. Франко-испанский флот имел численное превосходство, но это оказалось неважным, и англичане захватили большую часть франко-испанского флота в битве при Трафальгаре, взяв 21 корабль и 1 потопив, и не потеряли в процессе ни один из собственных кораблей. Суда не дешевые и 8000 матросов не легко восполнить, так что битва окончательно установила британское военно-морское превосходство и сделала невозможным французское вторжение через Ла-Манш.

Менее чем через два месяца, однако, Наполеон отыгрался сполна, одержав, по мнению многих, свою величайшую победу, разбив совместные силы Австрии и России в битве при Аустерлице. Австрийцы заключили мир с французами 22 днями позже, однако условия договора нарушили положение дел в других германских княжествах, что в свою очередь побудило пруссов присоединиться к русским в борьбе с французами — бой, который закончился катастрофой для Пруссии почти сразу после того, как Франция вторглась на ее территорию и разбила прусские войска в двух сражениях при Йене и Ауэрштедте. Мирные переговоры в Тильзите несколькими месяцами спустя ослабили Пруссию и сделали Россию младшим партнером в союзе с Францией.

Если вам интересен пик французской мощи во время наполеоновских войн, то он здесь. Отсюда начинается склон.

Главной проблемой французов на тот момент была Британия. Англичан нельзя было захватить благодаря катастрофе при Трафальгаре, и те последовательно досаждали французам, спонсируя мятежи против Франции, что Британия могла себе позволить из-за дико прибыльной торговой сети. Проблему нельзя было игнорировать, потому что, если Франция не сделала бы ничего, это дало бы России, Австрии и Пруссии время перегруппироваться и попытаться восполнить потери 1805-1807 годов.

Таким образом, Франция попыталась разладить торговую сеть англичан: лишить Великобританию торговли, лишить ее богатств, положить конец практике финансирования кампаний против Франции. Способ, которым французы хотели этого добиться, стала «Континентальная блокада» — по сути, Наполеон заставил своих невольных союзников и зависимых государств прекратить торговлю с англичанами. Континентальная блокада также имела дополнительное преимущество для Франции — заняв место Великобритании, французы получали богатство, которое изначально шло англичанам.

Сопротивление Континентальной блокаде возникло почти сразу. Португальцы — союзники англичан с 1373 года — отказались подчиняться, что привело к совместному вторжению Франции и Испании в Португалию в 1807 году. Французы использовали эту возможность также и для оккупации большей части Испании. Впоследствии они взяли под контроль всю страну — Испания была нестабильной долгие годы до этого времени и некоторые даже приветствовали французов — что быстро привело к бунтам, которые англичане поддерживали как в финансовом плане, так и в военном. Конфликт, который теперь известен как Пиренейская война, подорвал часть силы Франции, силы, требуемой для удержания номинальных союзников в Континентальной блокаде.

А у русских не было никакого интереса в ней оставаться. Несмотря на то, что русские формально находились в состоянии войны с французами с 1807 года, конфликт был крайне мал масштабом. Российские власти также не поддерживали блокаду, допуская тайную торговлю с Великобританией вплоть до 1810 года, пока Россия официально не вышла из Континентальной блокады.

Русские не единственные почувствовали слабость. Пиренейские войны казались возможностью для мести, за которую австрийцы быстро ухватились, объявив войну в 1809 году. Для них это вылилось боком, и спустя пять месяцев французы наложили суровый договор, после того как атаковали австрийцев. Тем не менее, некоторые отделенные от Австрии земли (и переданные французскому протекторату Великому герцогству Варшавскому) казались русским как плацдарм для возможного вторжения французов в Россию. К 1811 году русские планировали захватить эти территории, что означало бы войну с французами — так что, если Франция не вторглась бы в Россию, вероятно, русские ударили бы по Франции. Обе стороны имели основания называть свои операции превентивными ударами.

Французам могло повезти больше в оборонительных операциях на территории Польши, а не в наступательных действиях в России. Линии снабжения были бы намного короче, и французы бы сражались на дружественной земле. Стоит сказать, что, остановив русское вторжение в Польшу, Франция не остановило бы Россию от новых попыток — и продолжавшуюся мясорубку на Пиренейском полуострове, ослаблявшую французские позиции, и Австрию с Пруссией, у которых становилось больше времени для перегруппировки. Единственным способом остановить русских от попыток в будущем было напасть на них самих.

Французская Первая Империя вторглась в Россию не из-за беспечности, она напала, потому что чувствовала, что это был лучший вариант из известных. Даже если бы французы не вторглись в Испанию, это все равно могло обернуться подобным образом. Просто Франция была слишком рассредоточена и недостаточно сильна, чтобы удержать то положение дел, которое пыталась установить.